au-43Может, кто-то и скажет, что воспитанной женщине, мол, не пристало употреблять слово чертов. Но как прикажете называть преграду, сыгравшую со мной столь злую шутку? Чертова, да и только!

Разумеется, именно сетка и придавала видению призрачный вид. Я уткнулась лицом в обволакивающую материю, дернулась в сторону, и в следующий миг простыни и ночная рубашка спеленали меня по рукам и ногам, тогда как голова оказалась запутанной в складках проклятой сетки.

Когда через несколько минут, чертыхаясь, я выбралась из кокона, комната была пуста. Призрак исчез. Единственный результат, которого я добилась, - это дикие крики, доносившиеся со стороны кровати Лилианы. Моя подруга тоже трепыхалась в сетке, словно гигантское насекомое, угодившее в огромный сачок.

Я кинулась к окну, где меня настигла Лилиана и принялась трясти, схватив за плечи. Наверное, я выглядела совершенно безумной, поскольку волосы, которые я обычно заплетаю на ночь в косы, после битвы с сеткой свисали беспорядочными космами. Как впоследствии призналась Лилиана, она решила, что я вознамерилась свести счеты с жизнью и выброситься из окна.

Убедившись, что ни на балконе, ни в саду нет никаких следов ожившей Аганатской статуи, я объяснила, что произошло. Лилиана зажгла свечу. Я посмотрела на ее недоверчивое лицо и тотчас поняла, что она обо мне думает.

- Это был не сон! - взорвалась я. - Конечно, ничего удивительного, если бы мне вдруг приснились призраки, явившиеся из Древнего Аганата, но полагаю, я способна отличить реальность от сновидения.

- А ты себя щипала? - невинным голосом поинтересовалась Лилиана.

- Не было у меня времени на всякие там щипки! - огрызнулась я, кружа по комнате, дабы успокоиться. - Ты же видишь порванную сетку.

- Да, сетку и простыни ты и в самом деле победила, - рассмеялась Лилиана и тут же серьезно продолжила: Просто, наверное, реальность и сон смешались.

Договорить я ей не дала, издав разъяренный вопль. Лилиана вздрогнула и принялась извиняться. Но дело было вовсе не в ее словах. Я быстро нагнулась, подняла с пола какой-то твердый предмет, вонзившийся в мою босую ногу, повертела находку и молча протянула Лилиане.

Это было маленькое украшение, около дюйма длиной, сделанное из сине-зеленого фаянса. Такие украшения часто встречаются на ожерельях Аганатских мертвецов. И сегодня в музее мы их видели в избытке.

Более чем когда-либо я была преисполнена решимости покинуть Мисуинск, хотя, разумеется, ни в какие привидения не верила.