p-03Полагаю, что даже самый далекий человек понял, что к моде и всякому там гламуру, у меня парктичеки отсутствует интерес. Однако, когда-то, еще в  Меерске мне было известно об обществе ценителей стильной одежды.

Организация со столь призывным названием, естественно, не могла  остаться без моего внимания. Чего там только не было! Кожаные передники, шляпки без полей, платья, цветом  напоминавшие болотную грязь.

Я обзавелась ярко-оранжевым балахоном, начисто лишенным каких-либо глупостей в виде  кружев или оборочек. Помимо простоты у этого наряда имелась еще одна восхитительная особенность - вместо обычного  подола платье заканчивалось широченными штанинами.

Пусть штанины-паруса и мешали при быстрой ходьбе не меньше,  чем ретроградные юбки, но все же это были самые настоящие штанины! В Мисуинске я не решилась появиться на улице в столь  экстравагантном наряде, но здесь могла не опасаться косых взглядов и шушуканья за спиной.

Я спускалась по каменистой тропинке, донельзя довольная своей имитацией брюк, но все же по-прежнему вожделея  нормальных штанов. У подножия склона Роман неуверенно пререкался с поваром, мрачным одноглазым типом.

Я так и не  узнала, о чем они спорили, но мне в два счета удалось их успокоить и проследить за тем, чтобы цыпленок, которым повар  яростно размахивал перед носом Романа, был ощипан и помещен в кастрюлю.

Разобравшись с цыпленком, я продолжила  свой путь. Роман вызвался меня проводить, но я отправила его караулить брата. В отличие от Валериановича мне сторожевой пес  не требовался.

Без труда отыскав место раскопок, я представилась десятнику по имени Пахом. Это был высоченный человек с длинной  седой бородой и в развевающихся белых одеждах. Он напоминал библейского патриарха. Пахом уже не в первый раз  работал вместе с Валериановичом.

Он провел меня под навес, где громоздились драгоценные плиты. Они и в самом деле прекрасно сохранились! Краски  были такими сочными, словно их нанесли вчера, - изысканная лазурь, пылающий багрянец и прозрачно-холодная зелень  чудесно оттенялись белым и темно-синим.

Роскошные сады с буйством цветов, фантастические птицы, резвящиеся козлята. Любуясь древними росписями, я почти слышала птичий щебет и шелест листвы. В чувство меня привели Лилиана с Романом. Оказывается, я провела у плит несколько часов.

- Евгения! - накинулась на меня Лилиана. - Что ты тут делаешь в такую жару?! Рабочие отправились отдыхать, все  разумные люди давным-давно сидят в прохладе. Кроме того, пора обедать!