au-26Я потянулась к лампе. Вчерашний умирающий издал очередной яростный вопль: «Оставьте лампу в покое! Идиоты, что освещают склепы магнием и лампами, самые настоящие вандалы. Дым оставляет налет на древних росписях!»

Зеркало, возьмите зеркало. Если держать его под правильным углом, оно дает достаточно света. Вне себя от злости на собственную бестолковость (могла бы и сама додуматься до столь простой вещи), я отыскала зеркало.

Под аккомпанемент ехидных замечаний и издевательского смеха я все-таки сумела пристроить зеркало так, что в пещеру проник луч солнечного света. И в следующий миг замерла от восторга.

На стенах склепа навеки застыла процессия - крошечные человеческие фигурки бежали вслед за гигантской колесницей скифа, который одной рукой усмирял гарцующих лошадей. Рядом с ним в колеснице была еще одна фигурка, поменьше, ее голова тоже была увенчана короной.

- Наверное, он очень любил ее, раз посадил рядом с собой, - прошептала я, приходя в себя. - Да, Валерианович, тут вы правы, ни один прооперированный мужчина не стал бы демонстрировать свою привязанность к жене.

- Вы понимаете знаки-четы?! - ошарашенно спросил Валерианович, на мгновение, утратив свой сарказм.

Я скромно потупилась и мы погрузились в разговор, который могут вести лишь настоящие знатоки. Должна признаться, я совершенно не замечала неуместности подобной беседы с полуголым господином в розовых подштанниках, и лишь Лилиана привела меня в чувство.

Она заглянула внутрь склепы и тут же выскочила как ошпаренная. Изумленно посмотрев ей вслед, я перевела взгляд на Валериановича, который, забыв о простыне, разглагольствовал и размахивал руками, явив миру свой обнаженный торс и розовое исподнее. Снаружи донесся робкий голос моей подруги, вопрошавшей, можно ли ей войти.

- Проклятье! - опомнился Валерианович, нырнул с головой под простыню и прохрипел оттуда: - Входите.

Лилиана была одета в светло-зеленое хлопчатобумажное платье и выглядела такой опрятной и изысканной, словно, по меньшей мере, час провела в ванной. Ванна и впрямь имелась в ее распоряжении - лилипутское корытце с грязноватой водицей.

Глаза моей подруги подозрительно блестели, словно она едва сдерживала смех. Я пожала плечами. Интересно, что это ее так позабавило?

Валерианович высунул из-под простыни кончик носа. На Лилиану уставились два злобных синих глаза.