au-55Я крепко сжала находку. Михаил никогда бы не расстался с распятием, это его единственная ценная вещь, которая к тому же служит амулетом против сил зла.

Порванная цепочка подтверждала мои опасения. Михаил потерял распятие во время борьбы! Позабыв о возможных наблюдателях, я лихорадочно елозила внутри палатки, надеясь отыскать еще какие-нибудь следы.

Когда поиски закончились впустую, я с облегчением перевела дух: оставалась надежда, что Михаил не пострадал. Время пролетело незаметно, размышления и подозрения не давали мне скучать. В чувство меня привел донесшийся снаружи звук. Я распласталась на песке, приподняла полог палатки и высунула нос.

Ничего видно не было, то есть в буквальном смысле ничего. Я ошиблась в расчетах и теперь проклинала собственную глупость. Палатка находилась за невысоким гребнем наваленных камней, который тянулся от нашей скалы.

Я не видела ни уступа, ни ступеньки, словом, ничего, кроме дурацких камней. Нет, так не пойдет, а как же Лилиана?! Вдруг сохнушка нападет на нее?! Вопреки своему бахвальству я вовсе не считала, что сохнушка внезапно заинтересуется моей особой и пустится за мной в погоню.

По-пластунски выбравшись из палатки, я проворно подползла к каменной насыпи, встала на колени и осторожно осмотрелась. Я горжусь своим самообладанием, но, признаюсь, едва не закричала от ужаса, когда обнаружила, кто, точнее, что стоит по другую сторону гребня, всего в нескольких шагах от меня.

Прежде я не видела сохнушку так близко. Мы привыкли считать себя разумными и цивилизованными существами, но в каждом из нас сохранилось что-то от первобытного дикаря. Мой разум упорно отрицал суеверия, но глупое сердце съежилось от страха и замерло.

В холодном свете луны вид сохнушки наводил ужас. В чистом, сухом воздухе лунный свет обманчив: в нем видны мельчайшие детали, но резкие тени искажают очертания и подводят зрение; мертвенно-бледное сияние лишает предметы их естественных цветов, придает неприятный серовато-зеленый оттенок. Казалось, сохнушка светится собственным светом.

Обмотанные руки напоминали культи прокаженного. И эти руки были подняты, словно призывая кого-то. Существо стояло шагах в двадцати спиной ко мне. Его рожа была обращена к уступу, голова запрокинута вверх, словно пустые глазницы могли видеть.

Если Лилиана ничего не перепутает, и будет придерживаться нашего плана, она скоро выйдет из склепа и направится вдоль уступа.