p-02Я приняла решение выставить этих плакс за дверь, они уже порядком надоели. Оставила только двух человек – это были мать и дочь. К слову, эта мать была еще совсем юной особой.

Лилиана, забыв о своих роскошных юбках, опустилась на пол рядом с соломенным тюфяком, на котором лежал ребенок.

Она ласково откинула спутанные кудри с лица девочки. Юная мать протестующе дернулась, но, испуганно глянув на меня,  снова замерла. Я довольно улыбнулась - как вовремя мы заглянули в аптеку! Еще больше я обрадовалась, когда выяснила,  что стряслось с девочкой.

Она всего лишь порезалась, но из-за грязи ранка загноилась. Для меня пара пустяков, особенно  если вооружена такой замечательной вещью, как скальпель. Вскрыв нарыв, я прочистила ранку, наложила повязку и велела  держать в чистоте.

В отель я вернулась донельзя довольная, чего нельзя сказать об Лилиане. Впрочем, у нее имелись все причины для  дурного настроения - бедняжка со дня на день ждала известия о кончине деда. Она исстрадалась от сознания, что он умирает  всеми покинутый. Я же считала, что старый граф сам виноват в своем одиночестве.

Тем не менее, ужинать мы спустились в столовую. Лилиана была как всегда великолепна, я же превозмогла себя и  втиснулась в то самое кроваво-красное платье с чудовищным декольте. Наш выход произвел потрясающий эффект.

Все  постояльцы отеля мужского пола вывернули шеи, наблюдая, как мы шествуем к столику. Внезапно лицо Лилианы залил  румянец. Я вздернула брови и огляделась. В дверях стоял. кто бы вы думали? Роман Валерианович собственной персоной!

Не сводя глаз с Лилианы, он быстро пересек столовую, едва не опрокинув какую-то жабоподобную даму.

Следом за ним на пороге возникла и бородатая личность. Я едва сдержала смешок, глядя на угрюмую физиономию  Валериановича-старшего. Смотрелся он чрезвычайно эффектно - вечерний костюм сидел на нем мешком и имел такой вид, словно  им не меньше недели забавлялось семейство бегемотов.

Воротник рубашки впивался в мощную шею, наверняка причиняя ее  обладателю неимоверные страдания. Господин Валерианович подрастерял все свое самодовольство и ковылял за братом, мрачно  зыркая по сторонам.

Коротко поздоровавшись со мной, Роман повернулся к Лилиане, и они тотчас погрузились в беседу. Я вдруг обнаружила,  что осталась с глазу на глаз с Валериановичом. Мой враг стоял столбом и взирал на меня с видом глубокого уныния.

- Должен принести извинения, - пробубнил он.