t-4Апартаменты владелицы дома, были чем-то схожи со спальной кмнатой Шамеля. Удивительно, но почему это я раньше сюда никогда не заглядывала.

На полу - мягкие как пух ковры; повсюду, куда ни кинь взгляд, - изящные вазочки тончайшего фарфора с цветочками. У самого окна - роскошное трюмо с хрустальными светильниками по бокам. Вот на это произведение искусства и был направлен фонарь Виктюка.

На темной, до блеска отполированной поверхности трюмо, в окружении всевозможных баночек и флакончиков, откуда очаровательная вдова черпала свою неземную красоту, восседала крупная полосатая кошка. И позой, и горделивой осанкой возмутительница спокойствия поразительно напоминала статуэтки домашних любимиц древних Аганатян.

Светло-коричневое создание так ловко устроилось среди зеркал, что комната казалась буквально напичканной котами. Я терпеть не могу истеричных дамочек, но такое зрелище, пожалуй, могло довести до слез не только Шамель.

В свете фонаря кошачьи глаза пылали, точно озера расплавленного золота, их немигающий взгляд прожигал насквозь, и будь на моем месте ктонибудь другой, уверена, он вылетел бы за порог вслед за хозяйкой.

Я описала собственные впечатления, читатель; не думаю, что Виктюк с ними согласился бы, - он от природы лишен тонкости восприятия. Чудная кошечка, интересно, чья она? - Виктюк почесал красавицу за ушком.

- Ба! - раздался от двери голос Рахимова. - Да это же кошка Басхамова! - Поддерживая Шамель за талию, он переступил порог.

Дщерь Хелен, Аганатской богини-кошки, выгнулась под рукой Виктюка, прикрыла глаза и замурлыкала, превратившись в самую обычную домашнюю питомицу. Та капля сочувствия, которую выжало мое сердобольное сердце, мигом испарилась.

И с чего, спрашивается, Шамель устроила такой переполох, кошка как кошка, да еще и знакомая!

- Где же она пропадала столько времени? - продолжал Рахимов. - Я не видел ее со дня исчезновения Басхамова. Он ее подкармливал, вот его и называли хозяином Хелен, но, по сути, это обычная бродячая кошка. Мы ее все любили.

- Еще чего! - фыркнула Шамель. - Любили! Мерзкое, противное животное! Вечно таскало мне на кровать дохлых мышей!

- Коты тем и хороши, что ловят мышей, - возразила я. С каждой секундой Хелен нравилась мне все больше и больше.

Вообще-то я не любительница кошачьего племени. Держать собак - это я понимаю, это по-санийски. Зато кошки, как выяснилось, отлично разбираются в характерах людей и кому попало не доверятся.