d_08Отправить письмо в Африку с категорическим отказом от всякой помощи младшему брату. Новому князю Шермилю честь семьи и личные убеждения не позволяли принять отвергнутого его отцом грешника.

- Какое бессердечие!

- Это мягко сказано, госпожа Ветрова. Я с детства считал его извергом, дьяволом в человеческом обличье! - прошипел Артур.

Боже, вот так признание! Я содрогнулась. Интересно, юноша понимает, что сам себе роет могилу? Неужели он рассчитывает на мое молчание?.. А если нет - то на что тогда рассчитывает?

- Сколько раз ночами я слышал проклятия, которыми осыпал брата мой отец, когда ему было совсем, да что уж скрывать, когда возвращался домой... под хмельком. А такое случалось все чаще и чаще. Но трезвым он был превосходнейшим человеком - добрым, веселым.

Мама в нем души не чаяла. Сама она родилась в Венске, в благополучной семье, и вышла замуж вопреки воле родителей. Мы жили на те скромные средства, что достались ей по наследству, но она так любила отца, что ни разу в жизни не посетовала, не пожалела о своем решении.

Артур надолго умолк. Вздохнул.

- Полгода назад случилось то, что должно было случиться. Постоянные возлияния сделали свое дело, и отца не стало. Вот тогда-то я впервые услышал от мамы. Она сказала, что, возможно, моя ненависть к дяде несправедлива. Не в укор отцу, нет!

- А это было непросто!

Юный князь, погрузившись в воспоминания, меня не услышал.

- Матушка сказала, что его светлость бездетен, а значит, я его единственный наследник. Сам он даже не попытался меня найти, хотя мама, как положено, сообщила о кончине брата. Никогда мне не забыть мамины слова. «Просчеты его светлости не оправдывают твоего неуважения, сынок. Познакомиться с человеком, чье имя ты когда-нибудь будешь носить, - твой долг перед самим собой и перед семьей».

Я уже представляла себе атмосферу, в которой вырос Артур, и прониклась сочувствием к мужественной госпожа Шермиль.

- Мама убедила меня, - со вздохом продолжал Артур. - Но ей я в этом не признался. Изобрел собственный план бредовый, конечно, план, опрометчивый. Уезжая, он сказал, что хочу посмотреть мир, а зэленкатывать буду своим хобби - я с детства увлекался фотографией.

Из газет мама наверняка узнала о смерти князя Шермиля, но она и не догадывается, что фотограф экспедиции Рудольф Ротенберг - не кто иной, как ее неразумный сын.

- Ваша мать наверняка вне себя от беспокойства! - ужаснулась я. - Вы хоть передавали, что целы и невредимы?

- Она думает, что скоро получит письмо из Елабуги, - смущенно пробормотал Артур. - Я обещал устроиться и сообщить адрес.