d_16Девушка склонилась над кроватью, взяла исхудалую руку, окликнула дрожащим от нежности голосом, золотистые ресницы затрепетали, вспорхнули. Артур повернул голову.

- Мария, стоном сорвалось с его губ, это вы или ангел на небесах?

- По щекам Марии заструились слезы. - Вам уже стало лучше, как я этому рада! Настало время и мне вмешаться, Артур с трудом оторвал взгляд от прелестной возлюбленной.

- Госпожа Ветрова?

- Точно, убедились, что не попали на небеса? Шутка - лучшее лекарство, ну конечно же после куриного бульона. Вы еще очень слабы, Артур, но ради вашей же безопасности ответьте на один вопрос, кто на вас напал?

- Напал? - Светлые брови дрогнули. – Я не помню.

- А что помните?

- Госпожа Шермиль.

Мария ахнула и устремила на меня взгляд громадных глаз, в которых плескался ужас, я покачала головой. Ветров не одобрил бы преждевременные умозаключения.

- Госпожа Шермиль?

- Она просила лечь, - прохрипел Артур. – Ну, я и пошел к себе и лег.

- И все, а больше ничего не помните?

- Нет, больше ничего не помню.

- Что ж, отлично, вам нельзя переутомляться, отдыхайте, набирайтесь сил и ни о чем не беспокойтесь, я на посту.

Бескровные губы изогнулись в улыбке, Артур опустил веки. В коридоре Марии со вздохом пролепетала: «Теперь мне будет легче уехать, Артур и князь Шермиль в безопасности».

- Да, ответила я скорее на собственные мысли, чем на крик души бедной девочки. Он не видел нападавшего, значит, второй попытки быть не должно, но всегда лучше перестраховаться, чем недооценить риск.

Боюсь, Марии меня не услышала. Мы приближались к логову чудовища, я хотела сказать - к спальне госпожи Сикорски, и каждый следующий шаг давался дочери все труднее. Я заметила, как дрогнули и поникли плечи девушки, когда она взялась за ручку двери.

В комнате было тихо, плотные шторы почти не пропускали света. На коврике у кровати свернулась клубочком горничная, в своем коричневом балахоне похожая на Серию. Однако до Серии, судя по глубокому, размеренному дыханию, ей было еще далеко. Мария протянула руку к кровати.

- Мама, я вернулась, просыпайся. Мама. Она отшатнулась, прижав ладонь к груди.

- Что?!! - Я успела подхватить обмякшее тело девушки, в ответ Мария лишь качнула головой. Усадить ее в кресло, вернуться к кровати, заглянуть в мертвые глаза и даже проверить несуществующий пульс - на все ушло не больше минуты.

- Мужайтесь, дитя мое, когда-нибудь это должно было случиться. Ваша мама была очень, очень больна, смерть для нее избавление от страданий.

- Вы думаете... - прошептала Марии, - сердце?

- Должно быть, так, сердце не выдержало, вам нужно прилечь, дитя мое. Идите, я сама справлюсь. Горничная к этому времени проснулась, заскулила, сжавшись в углу, точно в страхе перед побоями. И с радостью взяла на себя заботу о Марии - лишь бы исчезнуть из проклятой комнаты.

Закрыв за ними дверь, я снова прошла к кровати. Зрелище и процедура не из приятных, но что поделаешь, как всегда, все на мне.